viktoria_ru


К солнцу - интереснее!


Previous Entry Share Next Entry
Наука быть живым
viktoria_ru
Наука быть живым
В моём мировоззрении произошёл очередной переворот. Его совершила книга, написанная в 1976 году американским психотерапевтом Джеймсом Бьюдженталем. "Наука быть живым" – так назвал её автор, обобщая свой профессиональный опыт. Я не любитель напрасно грызть гранит науки. Меня больше волнуют собственные жизнь и развитие. Но эта книга нашла меня, когда я нуждалась в переосмыслении себя. Мне порекомендовала её психолог – "для личностного роста"...

"Наука быть живым" – живое свидетельство специалиста, занятого исцелением и воспитанием человеческих душ. В книге представлены тексты его бесед с несколькими пациентами. И это очень необычное чтение, погружающее читателя в тайны заблудившегося разума.

Знакомиться с внутренними проблемами другого человека всегда интересно. Особенно, когда личный рассказ дополняется наблюдениями опытного "душеведа". Благодаря этому взгляду начинаешь сочувственней относиться к людям. Учишься бережнее и эффективнее общаться. Но меня больше взволновала схожесть описанных проблем с моими.

В этом, кажется, и состоит секрет личностного роста – чтобы учиться на чужих ошибках. А мне, оказалось, есть над чем работать... Подобно героям книги я утратила внутреннее осознание. Не чувствовала, насколько внешний опыт соответствует моей внутренней природе. Не могла выразить своё бытие и чувства. Я перестала слышать свой внутренний голос и уже не понимала, что такое "Я". Могу ли я дальше развиваться, "гореть"? У меня было много вопросов... А каждая изложенная в книге история затрагивала мои собственные нерешённые проблемы.

"Я почувствовал, что убегаю в книги, – признавался Лоренс. – Я боялся остаться без них". Как знакомо! Когда теряешь внутреннюю опору, становятся катастрофически нужны внешние. Бегство в работу, общественное признание, достижения... И он – с виду преуспевающий бизнесмен – в действительности чувствовал себя беспомощным, как младенец. "Кто я?" – в ужасе спрашивал себя Лоренс, потому что его прошлые достижения были в прошлом. "Если никто не воспринимает меня, я не существую"...

"Я просто не хотела, чтобы вы почувствовали будто я невнимательна, или не понимаю," – оправдывалась Дженнифер. Также, как она, я впитала в детстве критическую требовательность взрослых и постоянно переживала, кто и что обо мне подумает, старалась быть "правильной". "Просто много лет назад она усвоила: прежде, чем заслужить любовь, нужно заслужить одобрение"...

Много общего у нас оказалось с Луизой, отрицающей собственную индивидуальность. Чтобы чувствовать себя в безопасности, ей необходимо было принадлежать кому-то и оправдывать чужие ожидания. "Я уверена в том, что существую, только когда я с кем-то. Особенно с тем, кто нуждается во мне". Не в этом ли причина моего страха оставаться одной?

А Хол? Разве я, как и он, не избавлялась от болезненных чувств, занимая позицию постороннего? Отстраняясь от себя и рассматривая себя как "объект". Мне с ужасом думается, сколько подавленных эмоций (автор называет их "узниками наших внутренних концлагерей") продолжает во мне жить, препятствуя естественному течению любви. И что будет, если я их не выпущу? Увяну от уныния?.. Взорвусь?..

Узники
"Узники наших внутренних концлагерей" (как я их себе представляю ;))

Конечно, с этим надо работать. Кому-то помогает молитва, кому-то письменные практики и творчество. Можно ходить на исповедь к священникам, а можно записаться на приём к психотерапевту или психологу. Много разных путей исцеления есть. Но принцип один – осознать свои субъективные ощущения, признать боль, услышать голос сердца, позволить себе быть собой. Мне очень понравилась следующая цитата из книги: "Превращать себя в объект – то же самое, что толкать машину вперёд, вместо того, чтобы сесть в неё и ехать". Сравните 2 способа восприятия: внутреннего – "Мне не понравился разговор с Гретой" и внешнего – "Я заметил, что испытываю беспокойство". Первое от второго отличается непосредственным осознанием, помещением себя в ситуацию. И это то восприятие, к которому нужно стремиться.

Напоследок хочу привести несколько интересных наблюдений автора. Он делится ими, подводя резюме каждой истории. Это его личные, выстраданные осознания. Открытия не только о других, но и о себе.


  • Я в наибольшей степени чувствую себя живым, когда открыт всему многообразию моей внутренней жизни – желаниям, эмоциям, потоку мыслей, телесным ощущениям, взаимоотношениям, рассудку, предвидению, заботе о других, ценностям и всему остальному внутри меня. Я в наибольшей степени жив, когда могу позволить себе пережить, действительно реализовать всё это многообразие, по-настоящему почувствовать и выразить свою целостность.


  • Слишком часто мы выбираем что-то одно – духовный или чувственный опыт, интеллект или эмоции, расчёт или спонтанность – вместо того, чтобы стремиться к целостности, составляющей потенциал.


  • Слишком часто я могу не решиться настроиться на своё внутреннее осознание, потому что предчувствую, что оно может не совпадать с тем, что ожидает от меня социальное окружение. А иногда подавлять своё внутреннее чувство меня заставляет страх встретиться с какой-то главной истиной.


  • Зная, кто мы, мы не нуждаемся в том, чтобы увидеть себя, потому что мы и есть сам процесс видения; мы не полагаемся на то, что сделали, потому что знаем, что были этим действием, но больше не являемся им. Это личность, которая подлинна в своём самом глубоком смысле. И она снижает нашу уязвимость перед превратностями успеха и неудач, одобрения и неодобрения.


  • Приняв свою жизнь всерьёз, я буду уделять внимание своим эмоциям – всем, включая и те, которые раньше старался не замечать. Например, страху и гневу, своей фантазии, воображению и переживаниям, которые пытался исключить из своей жизни, но которые являются частью человеческой истории, – разочарованию и неудаче.


  • Если я озабочен вопросом, как заставить себя сделать нечто или не делать чего-то, я наверняка нахожусь вне своего центра, рассматриваю себя как объективную машину и обречён на разочарование и неудачу. Когда я нахожусь внутри своего бытия, то, чего я хочу, очевидно, и мне не нужны никакие "процедуры" для его обнаружения.


  • Мы боимся огня, но мы из него состоим. Мы не можем сопротивляться ему; мы можем лишь ему соответствовать. Когда мы, наконец, покоримся ему, то испытаем облегчение и блаженство.


  • Желания и потребности – горючее для пламени жизни. Мы можем существовать без желаний не больше, чем огонь может гореть без топлива. Если мы хотим жить как можно более полной жизнью, следует как можно более полно знать свои желания и потребности.


  • Быть "правильным" так важно, и так легко потерять это свойство. В некоторых случаях я получал подтверждения своей правильности – признания, звания, одобрение. Но тайное Я всегда должно было быть спрятано, потому что я знал, что оно сексуально, эмоционально и непрактично, потому что оно всё время хочет играть, когда я заставляю его работать, потому что ему нравится мечтать, а не быть реалистичным. Два Я: одно постепенно становится всё более публичным, другое – всё более скрытым. Я оставил попытки быть правильным; я хочу попытаться быть самим собой.


  • Наша природа полностью воплощается в осознании. Чем полнее я осознаю, тем более живым являюсь.


  • Единственный способ осознать небытие (то, чего нет) состоит в том, чтобы думать о том, что могло бы быть.


  • Знать, как можно жить более полно, значит быть недовольным случайным и частичным в своей нынешней жизни.


  • Я верю в то, что Бог совпадает с глубочайшими стремлениями человека к его собственному бытию.


  • В тех случаях, когда мы отваживаемся заглянуть в глубины нашего бытия и не исказить увиденное, мы возвращаемся с чувством, что видели Бога.


  • Самое сильное влияние, которое может изменить человека, – любовь к другому человеку.



?

Log in

No account? Create an account