viktoria_ru


К солнцу - интереснее!


Previous Entry Share Next Entry
Мой любимый "Обломов": Две жизни Ольги
viktoria_ru
Две жизни ОльгиМного прекрасных личностных качеств у моего любимого писателя И.А. Гончарова. Но больше всего меня трогает его редкая способность понимать и принимать женскую душу. Видеть в ней возможности, о которых мало кто задумывается. Вот, например, как Иван Александрович писал об этом в романе "Обрыв": "В женской половине человеческого рода заключены великие силы, ворочающие миром. Только не поняты, не признаны, не возделаны они ни ими самими, ни мужчинами, и подавлены, грубо затоптаны или присвоены мужской половиной, не умеющей ни владеть этими великими силами, ни разумно повиноваться им от гордости, а женщины, не узнавая своих природных и законных сил, вторгаются в область мужской силы, и от этого взаимного захвата вся неурядица." Думаю, образ Ольги Ильинской из "Обломова" возник у писателя неслучайно. Она – и душа его романа, и, одновременно, его муза. И, как это часто бывает, автор заботился о судьбе любимой героини, сострадал ей вместе с другими персонажами. Сегодняшний фрагмент – добрый тому пример...

Две жизни Ольги

«Под успокоительным и твёрдым словом мужа, в безграничном доверии к нему отдыхала Ольга и от своей загадочной, не всем знакомой грусти и от вещих и грозных снов будущего, шла бодро вперёд.

После «тумана» наставало светлое утро, с заботами матери, хозяйки: там манил к себе цветник и поле, там кабинет мужа. Только не с беззаботным самонаслаждением играла она жизнью, а с затаённой и бодрой мыслью жила она, готовилась, ждала…

Она росла всё выше и выше… Андрей видел, что прежний идеал его женщины и жены недосягаем, но он был счастлив и бледным отражением его в Ольге: он не ожидал никогда и этого.

Между тем ему долго, почти всю жизнь предстояла еще немалая забота поддерживать на одной высоте своё достоинство мужчины в глазах самолюбивой, гордой Ольги, но не из пошлой ревности, а для того, чтоб не помрачилась эта хрустальная жизнь; а это могло бы случиться, если б хоть немного поколебалась её вера в него.

Многим женщинам не нужно ничего этого: раз вышедши замуж, они покорно принимают и хорошие и дурные качества мужа, безусловно мирятся с приготовленным им положением и сферой или так же покорно уступают первому случайному увлечению, сразу признавая невозможным или не находя нужным противиться ему: «Судьба, дескать, страсти, женщина – создание слабое» и т.д.

Даже если муж и превышает толпу умом – этой обаятельной силой в мужчине, такие женщины гордятся этим преимуществом мужа, как каким-нибудь дорогим ожерельем, и то в таком только случае, если ум этот остаётся слеп на их жалкие, женские проделки. А если он осмелится прозирать в мелочную комедию их лукавого, ничтожного, иногда порочного существования, им делается тяжело и тесно от этого ума.

Ольга не знала этой логики покорности слепой судьбе и не понимала женских страстишек и увлечений. Признав раз в избранном человеке достоинство и права на себя, она верила в него и потому любила, а переставала верить – переставала и любить, как случилось с Обломовым.

Но там еще шаги её были нерешительны, воля шатка; она только что вглядывалась и вдумывалась в жизнь, только приводила в сознание стихии своего ума и характера и собирала материалы; дело создания еще не началось, пути жизни угаданы не были.

Но теперь она уверовала в Андрея не слепо, а с сознаньем, и в нём воплотился её идеал мужского совершенства. Чем больше, чем сознательнее она веровала в него, тем труднее было ему держаться на одной высоте, быть героем не ума её и сердца только, но и воображения. А она веровала в него так, что не признавала между ним и собой другого посредника, другой инстанции, кроме Бога.

Оттого она не снесла бы понижения ни на волос признанных ею достоинств; всякая фальшивая нота в его характере или уме произвела бы потрясающий диссонанс. Разрушенное здание счастья погребло бы её под развалинами, или, если б еще уцелели её силы, она бы искала…

Да нет, такие женщины не ошибаются два раза. После упадка такой веры, такой любви возрождение невозможно.

Штольц был глубоко счастлив своей наполненной, волнующейся жизнью, в которой цвела неувядаемая весна, и ревниво, деятельно, зорко возделывал, берёг и лелеял её.  Со дна души поднимался ужас тогда только, когда он вспоминал, что Ольга была на волос от гибели, что эта угаданная дорога – их два существования, слившиеся в одно, могли разойтись; что незнание путей жизни могло дать исполниться гибельной ошибке, что Обломов…

Он вздрагивал. Как! Ольга в той жизни, которую Обломов ей готовил! Она – среди переползания изо дня в день, деревенская барыня, нянька своих детей, хозяйка – и только!

Все вопросы, сомнения, вся лихорадка жизни уходила бы на заботы по хозяйству, на ожидания праздников, гостей, семейных съездов, на родины, на крестины, в апатию и сон мужа!

Брак был бы только формой, а не содержанием, средством, а не целью; служил бы ширмой и неизменной рамкой для визитов, приёма гостей, обедов и вечеров, пустой болтовни?

Как же она вынесет эту жизнь? Сначала бьётся, отыскивая и угадывая глубину жизни, плачет, мучится, потом привыкает, толстеет, ест, спит, тупеет…

Нет, не так бы с ней было: она – плачет, мучится, чахнет и умирает в объятиях любящего, доброго и бессильного мужа… Бедная Ольга!

А если огонь не угаснет, жизнь не умрёт, если силы не устоят и запросят свободы, если она взмахнёт крыльями, как сильная и зоркая орлица, на миг полонённая слабыми руками, и ринется на ту высокую скалу, где видит орла, который еще сильнее и зорче её?.. Бедный Илья!»

Другие фрагменты романа "Обломов":
1. Семейная жизнь Ольги и Штольца
2. Расплата за Прометеев огонь

  • 1
Надо же, читая школьницей Обломова, я этот аспект - женский - не уяснила. А теперь есть, над чем поразмыслить и мне - вместе с Гончаровым. Спасибо, Вика, за статью.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account