viktoria_ru


К солнцу - интереснее!


Previous Entry Share Next Entry
Мой любимый "Обломов": Любовь к Обломову
viktoria_ru
ОбломовВ тёмное время года, когда бодрящего снега мало, а солнышко становится редким гостем, очень трудно писать. Идей много, а сил и вдохновения не хватает. Поэтому повременю пока творить своё и продолжу публикацию любимых фрагментов из романа "Обломов". Недавно одна из читательниц спросила меня: как же так получается, что Ольга стала женой Андрея? Разве не любила она Обломова? А некоторым моим знакомым кажется странным, как вообще можно любить человека, проводящего всю жизнь в мечтательной спячке. Можно ли? И за что? Великодушный писатель Иван Гончаров (а вы, конечно, помните, с чего начинался наш разговор – это писатель, у которого нет "идеальных" персонажей) отвечает на эти вопросы. Можно! И есть за что! Сегодняшний отрывок посвящен любви к несовершенному, как каждый из нас, человеку...

Любовь к Обломову

«– Бедный Илья! – сказал однажды Андрей вслух, вспомнив прошлое.

Ольга при этом имени вдруг опустила руки с вышиваньем на колени, откинула голову назад и глубоко задумалась. Восклицание вызвало воспоминание.

– Что с ним? – спросила она потом. – Ужели нельзя узнать?»

«– Весной будем в Петербурге – узнаем сами.

– Этого мало, что узнаем, надо сделать всё…

– А я разве не делал? Мало ли я его уговаривал, хлопотал за него, устроил его дела – а он хоть бы откликнулся на это! При свидании готов на всё, а чуть с глаз долой – прощай: опять заснул. Возишься, как с пьяницей!

– Зачем с глаз долой? – нетерпеливо возразила Ольга. – С ним надо действовать решительно: взять его с собой в карету и увезти. Теперь же мы переселяемся в имение; он будет близко от нас… мы возьмём его с собой.

– Вот далась нам с тобой забота! – рассуждал Андрей, ходя взад и вперёд по комнате. – И конца ей нет!»

«– Не говори, не говори! – остановила она его. – Я опять, как на той неделе, буду целый день думать об этом и тосковать. Если в тебе погасла дружба к нему, так из любви к человеку ты должен нести эту заботу. Если ты устанешь, я одна пойду и не выйду без него: он тронется моими просьбами; я чувствую, что я заплачу горько, если увижу его убитого, мёртвого! Может быть, слёзы…

– Воскресят, ты думаешь? – перебил Андрей.

– Нет, не воскресят к деятельности, по крайней мере заставят его оглянуться вокруг себя и переменить свою жизнь на что-нибудь лучшее. Он будет не в грязи, а близ равных себе, с нами. Я только появилась тогда – и он в одну минуту очнулся и застыдился…

– Уж не любишь ли ты его по-прежнему? – спросил Андрей шутя.

– Нет! – не шутя, задумчиво, как бы глядя в прошедшее, говорила Ольга. – Я люблю его не по-прежнему, но есть что-то, что я люблю в нём, чему я, кажется, осталась верна и не изменюсь, как иные…

– Кто же иные? Скажи, ядовитая змея, уязви, ужаль: я, что ли? Ошибаешься. А если хочешь знать правду, так я и тебя научил любить его и чуть не довёл до добра. Без меня ты прошла бы мимо его, не заметив. Я дал тебе понять, что в нём есть и ума не меньше других, только зарыт, задавлен он всякою дрянью и заснул в праздности. Хочешь, я скажу тебе, отчего он тебе дорог, за что ты еще любишь его?

Она кивнула в знак согласия.

– За то, что в нём дороже всякого ума: честное, верное сердце! Это его природное золото; он невредимо пронёс его сквозь жизнь. Он падал от толчков, охлаждался, заснул, наконец, убитый, разочарованный, потеряв силу жить, но не потерял честности и верности. Ни одной фальшивой ноты не издало его сердце, не пристало к нему грязи. Не обольстит его никакая нарядная ложь, и ничто не совлечёт на фальшивый путь; пусть волнуется около него целый океан дряни, зла, пусть весь мир отравится ядом и пойдёт навыворот – никогда Обломов не поклонится идолу лжи, в душе его всегда будет чисто, светло, честно… Это хрустальная, прозрачная душа; таких людей мало; они редки; это перлы в толпе! Его сердце не подкупишь ничем; на него всюду и везде можно положиться. Вот чему ты осталась верна и почему забота о нём никогда не будет тяжела мне. Многих людей я знал с высокими качествами, но никогда не встречал сердца чище, светлее и проще; многих любил я, но никого так прочно и горячо, как Обломова. Узнав раз, его разлюбить нельзя. Так это? Угадал?

Ольга молчала, потупя глаза на работу. Андрей задумался.

– Ужели не всё тут? Что же ещё? Ах!.. – очнувшись весело прибавил потом. – Совсем забыл «голубиную нежность»…

Ольга засмеялась, проворно оставила шитьё, подбежала к Андрею, обвила его шею руками, несколько минут поглядела лучистыми глазами прямо ему в глаза, потом задумалась, положив голову на плечо мужа. В её воспоминании воскресло кроткое, задумчивое лицо Обломова, его нежный взгляд, покорность, потом его жалкая, стыдливая улыбка, которую он при разлуке ответил на её упрёк… и ей стало так больно, так жаль его…

– Ты его не оставишь, не бросишь? – говорила она, не отнимая рук от шеи мужа.

– Никогда! Разве бездна какая-нибудь откроется неожиданно между нами, стена встанет…

Она поцеловала мужа».

Другие фрагменты романа "Обломов":
1. Семейная жизнь Ольги и Штольца
2. Расплата за Прометеев огонь
3. Две жизни Ольги

PS. В оформлении статьи использован кадр из фильма "Несколько дней из жизни Обломова" (реж. Никита Михалков). На фото – маленький барин Ильюша с мамой.

?

Log in

No account? Create an account